Венчание: даже смерть нас не разлучит

0
55

 
Что дает нам венчание? Является ли оно “волшебной таблеткой”, которая сохраняет брак? Читайте интервью с Дарьей Сивашенковой

Бытует мнение, что венчание нужно для того, чтобы с браком все было в порядке. И когда люди не могут сохранить венчанный брак, появляется досада на Бога, как на Того, Кто не выполнил Свои обещания.
Очень хочется иногда без сил обвиснуть на руках Божьих и надеяться, что Он как-нибудь все устроит. Это понятное и вполне христианское желание – но при одной оговорке. Не просто повиснуть у Него на руках, ничего не делая самим. А сначала сделать все, что от нас зависит, а остальное пусть Он…
С благодатью, посланной в венчании, то же самое, что и с благодатью крещения. Сама по себе она не гарант того, что наши грехи не разрушат нашу семью. А семью рушат именно грехи – одной стороны или обеих сторон. Я что-то не слышала о распавшихся браках двух святых.
Да, мы берем Божье благословение на то, чтобы остаться вместе на всю вечность. Да, мы призываем Бога быть среди нас там, где мы собраны во имя Его. Да, в венчании мы получаем новые перспективы. Но нигде не сказано, что мы получаем какие-то гарантии того, что наше собственное зло не разрушит то, о чем мы молимся. Значит, сила нашего зла сильнее нашего желания быть парой перед Богом.
«Почему Бог не сохранил наш брак?» – это обвинение Бога в человеческом зле. Есть в такой постановке вопроса какое-то суеверное и потребительское отношение к таинству Венчания. Что-то из серии «вот покрестим ребенка – и не будет болеть, вот причастим подростка – и он перестанет дерзить». Но болеют даже крещеные дети, и дерзят даже подростки, которых родители затаскивают к Чаше. Это вопрос того же уровня, что и «почему Бог допускает существование зла на земле?» И то же желание услышать от Бога оправдания за наши грехи. Я Сам встал посреди вас, мог бы сказать на это Господь. Почему же вас это не остановило в ваших грехах? И почему теперь Я в этом виноват?

Божьим благословением чужую волю не подменить

Если два человека в семье действительно делают все, что от них зависит, чтобы семья не распалась – то она вряд ли распадется, и именно Божье благословение действует в двух людях, изо всех сил сохраняющих брак.
 
У НАС В СЕМЬЕ (ПОКА?) НЕ БЫЛО ТАКИХ КРИЗИСОВ, ЧТОБЫ ПРЯМ ВОПРОС О РАЗВАЛЕ ВСТАЛ
А если хотя бы один не желает сделать все, что от него зависит – или даже какой-то малости не желает сделать – то Божьим благословением чужую волю не подменить. Не может Господь преступить нашу волю и переломить нас об колено Своим благословением.
Получается, что в венчаном браке, что в гражданском надо работать над сохранением брака самому. Но зачем тогда вообще венчаться? В чем разница?
Мы расписались в ЗАГСе в конце февраля, а обвенчались в конце мая. Разница есть. Конечно, Церковь признает и одобряет браки, которые заключены просто в ЗАГСе. Но все же гражданский брак (заключенный в ЗАГСе, а не сожительство, которое понимается под этим в современном мире) — это только человеческий союз. Это клятвы, которые люди дают друг другу, и это может быть очень счастливый, очень полноценный брак, но человеческие клятвы заканчиваются перед крышкой гроба. И я не знаю, какая судьба ждет в вечности невенчанных супругов.
Христианский брак не знает этого ограничения. Божье благословение не имеет срока годности. Бог — это вечность.
Во-первых, меня это чувство очень успокаивает, а во-вторых, понуждает предельно серьезно относиться к тому, что происходит между нами двумя. Потому что здесь, на земле, мы строим свой задел на вечность. И это очень глубокое, очень серьезное чувство, что Бог не просто соединил вас — Он дал тебе, именно тебе, именно этого человека, доверил его тебе всецело, на всю вечность — чтобы ты сделала его жизнь полной и радостной, чтобы благодаря союзу с тобой он шел дорогой к Богу, а не от Него. Это огромное доверие от Господа и большая ответственность перед Ним и перед тем, кого Он тебе вручил.
И какими мелкими кажутся мне многие вопросы и проблемы перед перспективой вечности! Кажется такой глупостью ссориться о мелочах. Совсем не хочется настаивать на своем, “отвоевывать” что-то у супруга, оставляя его в побежденных ради маленькой личной победы. Если вы “едина плоть, то в таких ситуациях гораздо больше чувствуешь не свою победу, а его поражение. Чувствуешь и переживаешь как свое.
Если обращать много внимание на мелочи (он разбросал носки как попало и опять не вынес мусор, он читает книжку вместо того, чтобы идти со мной на прогулку; она не готовит ужин, а засела в своем “фейсбуке”, она спит по утрам, вместо того, чтобы погладить рубашку и проводить на работу), зацикливаться на них и ссориться, то можно очень быстро прийти к выводу, что вы совершенно разные люди и друг другу не подходите. Копятся-копятся такие мелочи, потом бах — развод. В случае гражданского брака — не сошлись характерами.
Но венчаный брак верующих людей из-за носков и рубашек не расторгнуть. И получается, что ссориться из-за такой ерунды — это портить себе всю земную жизнь, обрекать себя на то, что здесь брак станет ярмом, а не радостью (да и на небесах вряд ли вознаградят венцом страдалицу, всю жизнь пилившую мужа за невыкинутый мусор). Тут одно спасение: вперед всех этих мелочей видеть человека и думать не о том, как должно быть, как правильно — а как бы ему сделать лучше. Не выкинул мусор и хочет лежать с книжкой вместо прогулки? Попробуйте почувствовать как свою его усталость и его радость от возможности просто полежать, окунуться в книжную реальность. Не хочется жене вставать утром и готовить завтрак — ну и хорошо, пусть поспит, ведь ей хорошо, тепло и уютно.
Если радоваться радостям друг друга, то практически не останется причин ссориться по мелочам.

Божье благословение не имеет срока годности. Бог — это вечность.

Хотя, конечно, в мысленных венчальных коронах всю жизнь не проходишь. И забываются эти переживания и ожидания вечности, и бытовуха заедает, и житейская ерунда выходит на передний план и разрастается до небес… Но у венчанной пары всегда есть возможность встряхнуться и вспомнить о Том, Кто посреди нас.
Когда в брак входит Бог, нас уже не двое, а трое. И у каждого есть отношения с двумя другими. Это треугольник, где каждая сторона обращена к двум другим с любовью, и две стороны с любовью смотрят на третью. Наверно, некорректно это сравнивать с Троицей… Хотя, конечно, очень хочется.
Можно ли сказать, что это теперь не пара, а общество?
Да, это общество, малая Церковь. И самое удивительное — это то, что теперь приходится смотреть на Бога не только своими глазами, но и глазами другого человека. Когда человек не в браке, его отношения с Богом просты, как у монаха. Бог да душа. Можно сказать, что между Богом и человеком натянута струна, на одном концы ты, на другом Господь.
Когда же вступаешь в венчанный брак, то оказывается, что у другого человека есть свои отношения с Богом, и они другие, не такие как у тебя. И приходится включать в своё видение Бога, в свои отношения с Богом еще и видение другого человека, и его отношения. Каждый человек находится на какой-то своей точке духовного пути, а теперь все это нужно сопрячь вместе, чтобы быть вместе.
И наше представление о Боге становится объемным. Мы учимся смотреть на Бога не только своими глазами, но глазами любимого человека, того, с кем мы теперь “едина плоть”. Мы как бы смотрим на Бога не из себя, а из другого. И теперь у нас не только личные отношения с Богом, но и отношения через другого.
И, на мой взгляд, когда говорится о том, что супружество – это подвиг, имеется в виду и это тоже. Потому что вот так взять и принять, понять, пережить богоощущение другого человека – это очень, очень непросто, этого далеко не всегда хочется, и иногда приходится отвечать себе на новые, порой и неприятные вопросы. От которых раньше отгораживался, на месте которых своеобразное слепое пятно было.
У Вас нет опыта участия в Евангельской группе? Это ощущение, которое Вы описываете, возможность взглянуть на Бога глазами другого человека, знакомо мне именно по евангельским группам.
Нет, в Евангельских группах не доводилось принимать участие. Но я много общалась с разными люди по вопросам веры. Это другое. Там ты можешь выслушать другого человека, но никто не вынуждает тебя принимать его точку зрения как свою, принимать на себя эти бремена, говоря словами апостола Павла. С мужем же становишься одной плотью и нужно вживаться в его видение Бога, в его отношения с Богом тоже. Как у мужа могут быть вопросы о Боге, которые не пришли бы в голову жене, так и наоборот.
Это прекрасный опыт. Это открывает перед нами дивные возможности. Говоря современным языком, это выводит нас из зоны комфорта в зону развития. Наедине с Богом мы слишком привыкаем к некоему Его образу, понятному для нас. И сами не замечаем, как этот образ становится чересчур узким.
Как сказано у Льюиса в «Письмах Баламута» про одного священника: чтобы облегчить жизнь своей пастве, он из богослужения «многое вычеркнул и теперь, сам того не замечая, все крутится и крутится по малому кругу своих любимых пятнадцати песнопений и двадцати чтений». Так и мы – зацикливаемся порой на том, что нам интересно и близко, и Бог для нас становится даже уже нас самих.
А тут – целый новый человек со своими, совершенно уникальными отношениями с Богом. Которые становятся и нашими отношениями тоже. Нашими вопросами, нашими загадками, в общем – новыми гранями, до которых мы, может быть, никогда бы не додумались. Которые, может быть, нам и не близки. Но это тот случай, когда, перефразируя Достоевского, узок человек, узок – я бы расширил.
И, поскольку с супругом мы связаны на всю вечность, в наших интересах как можно глубже понять его, чтобы – как знать – может быть, ответить на какие-то его вопросы и сомнения, может быть – найти ответы на свои «проклятые вопросы» у него. Вдруг тот образ Божий, который мы увидим его глазами, что-то подправит в нашем мировоззрении? И в любом случае, вдвоем мы увидим больше, чем поодиночке.
Можете привести пример?
Например, меня никогда не волновали вопросы теодицеи. Ну не было у меня вопросов к Богу о том зле, которое вершится на земле то ли Его волей, то ли Его попущением. А мужа волнуют. И мне пришлось взглянуть на Бога, как на Того, Кто нуждается в оправдании. Мне пришлось пропустить это через себя, самой искать ответы и формулировать их. Кстати, и для меня это дало новое понимание Бога, новый взгляд на Того, Кто не нуждается в оправдании от Своих созданий – но тем не менее, такое оправдание имеет.
Кстати, про отношения с Богом. В статье о богословии брака и таинстве венчания, которую мы опубликовали, есть такие слова: “Традиционно считается, что «обязанность» слушания и послушания лежит на жене. Это так, но при одном условии: если муж находится в состоянии столь же чуткого слушания и слышания самого Бога”. Апостол Павел говорит: “Глава жене муж, а глава мужу — Христос”. То есть вырисовывается такая картинка: муж прислушивается к Богу, а потом передает это жене. Довольно пугающая картинка, надо сказать…
Конечно, пугающая картинка! Такого просто не может быть! С какой стороны ни посмотри, это очень сомнительное утверждение. У того же апостола Павла есть дивные слова про то, что никто не отлучит нас от любви Божьей — ни ангелы, ни силы, ни престолы, ни власти — никто! и я что-то не помню, чтобы в скобочках он написал — а вот будет у тебя, жена, муж — и он встанет между тобой и Богом, сам будет с Ним общаться, а тебе только передавать Его волю.
Кроме того — вернемся к тому же апостолу Павлу — а правда, забавно, что в вопросах брака мы чаще всего обращаемся к холостяку-апостолу? — нам сказано, что нет у нас другого посредника между Богом и человеком, кроме Иисуса Христа. И опять же, нигде не оговорено особо, что таким посредником для каждой жены должен стать ее муж.
Ну и, наконец, такое отношение – это прямой путь к идолотворчеству. Причем, как муж в себе может увидеть пророка по отношению к собственной жене и возгордиться, так и жена в своем муже – Бога напрямую, и забыть об истинном Боге. Нехорошая получится подмена.
Но мне кажется, что все-таки это неверное толкование изначально правильного посыла. Ведь  жена должна повиноваться мужу, если муж являет собой образ Божий. А чтобы являть собой образ Божий для жены – муж в самом деле должен очень чутко слушать и слышать Бога.
Мне всегда хочется слушаться мужа, когда я вижу его всецелую, самозабвенную заботу о нашей семье. В этом вопросе он полностью выполняет заповедь Павла, призывающего заботиться о жене так, как Христос заботится о Церкви.
При этом женино послушание вовсе не подразумевает отречения от собственных отношений с Богом и замены в вечернем правиле слова «Бог» на слово «муж». Не было такого требования у апостола Павла. Другое было: “Впрочем ни муж без жены, ни жена без мужа, в Господе. Ибо как жена от мужа, так и муж через жену; все же — от Бога”. (1Кор.11:11-12)
Вы говорите про послушание. Положа руку на сердце, многих женщин настораживают слова о том безусловном подчинении, которое должна жена мужу в православном браке. Не хочется оказаться под пятой у деспота-самодура.
Я бы скорее советовала настораживаться мужчинам, а не женщинам. Ведь если от жены требуется всего лишь послушание, то от мужчины — намного больше. От мужчины требуется, ни много ни мало — любить жену так, как Христос возлюбил Церковь. А мы знаем, как Он ее возлюбил — Он умер за нее. Он всего Себя отдал Своей Церкви и сделал это не для того, чтобы над Церковью возвеличиться, чтобы приобрести Себе славу и власть. Господь сделал это ради Церкви, ради ее блага, ради того, чтобы Церковь была.
Вот, чего требует апостол Павел от мужа — будь для жены тем, кем Христос стал для Церкви, и тогда будет тебе послушание. Но не раньше — ибо Церковь стала послушна Христу после того, как Он отдал Себя на смерть ради нее. Ведь только после этого она и появилась на свет.
“Муж образ Божий”, —  говорит апостол Павел. Несомненно, многие православные мужья, примеряя на себя эти слова, считают, что речь идет о царском образе Бога во славе. Но образ Божий — это не только абсолютная власть, это и уничижение, это и предание всего себя ради того, кого любишь. Такая любовь не ищет своего, в том числе — и своего возвеличивания. Люби свою жену, как свою плоть, говорит апостол Павел. Питай ее и грей, как свою плоть – и как Христос питает и греет Церковь.
И такому мужу жена будет повиноваться, не из страха, а из доверия и любви, как Церковь Христу. Потому что твердо знает, что все его действия, все его слова направлены на то, чтобы ей, их семье было хорошо. И тогда она будет слушаться с радостью, потому что понимает, как тяжела ноша мужа и как много он делает для того, чтобы у них все было хорошо. И своим послушанием она ему поможет, облегчит его путь, и, в конечном итоге, не мужу одолжение сделает, а себе же.
А просто чваниться и возноситься над женой, исключительно потому, что ты почему-то родился мужского пола – это совершенно не по-христиански.
И, конечно, при послушании жены муж должен нести полную ответственность за то, что он говорит, а она выполняет.
Приведу житейский пример. Например, если мне посреди рабочего дня вдруг позвонит муж и скажет: Дашка, срочно возьми все деньги, которые у нас отложены на черный день, и переведи их мне, они мне срочно нужны – я сделаю это, не задумываясь и не расспрашивая. Потому что я знаю, что муж использует их наилучшим образом и наша семья ни в чем не потеряет. Я доверяю его знаниям, я доверяю его любви ко мне. Может, потом, когда он вернется вечером, я поинтересуюсь, в чем дело. А может, и не буду, подожду, пока он сам расскажет.

Ни Христос Церковь, ни муж жену в рабство не покупал

А вот если он придет на кухню и, почесав бороду, предложит мне разнообразия ради посахарить котлеты и посолить торт, то я для начала поинтересуюсь – для чего этот эксперимент? Возможно, он прочитал какой-то хитрый рецепт? Но если он ничего не захочет объяснять, то я могу сказать: хорошо, милый, я насыплю сахар в фарш и добавлю соль в «Наполеон», но всю ответственность за это решение несешь ты и только ты. Если это невозможно будет есть, то ломать голову над тем, чем кормить и как объяснять, будешь ты.
В случае, если он согласится – ок, я сделаю, как он просит – ну мало ли, какие у человека причины, в конце концов, я помню, что все его силы устремлены на наше благо. Но если он откажется, мол, я сказал, я тут главный, а ты выполняй и все тут – тут я, пожалуй, откажусь и против апостола Павла не погрешу.
То есть, задавать вопросы и не соглашаться — это нормально?
Да, это нормально. Потому что Христос сказал Своим ученикам, началу Своей Церкви, что «уже не называю вас рабами, ибо раб не ведает, что делает Господин его, но называю вас друзьями». Ни Христос Церковь, ни муж жену в рабство не покупал.
Запись Венчание: даже смерть нас не разлучит впервые появилась Блог Предание.ру.

comments powered by HyperComments