Ода к радости

0
3

Радость – чувство, которое в идеале должно быть основой христианской жизни. Радость – критерий настоящего, потому что ее не подделать, не изобразить и не «выдавить» из себя насильно.
Мне очень близки слова протопресвитера Александра Шмемана: «Начало «ложной религии» — неумение радоваться, вернее — отказ от радости. Между тем радость потому так абсолютно важна, что она есть несомненный плод ощущения Божьего присутствия. Нельзя знать, что Бог есть, и не радоваться. И только по отношению к ней — правильны, подлинны, плодотворны и страх Божий, и раскаяние, и смирение. Вне этой радости — они легко становятся «демоническими», извращением на глубине самого религиозного опыта. Религия страха. Религия псевдосмирения. Религия вины: все это соблазны, все это «прелесть». Но до чего же она сильна не только в мире, но и внутри Церкви… И почему-то у «религиозных» людей радость всегда под подозрением. Первое, главное, источник всего: «Да возрадуется душа моя о Господе…» (Пс.34:9). Страх греха не спасает от греха. Радость о Господе спасает».
По моим наблюдениям, радость уходит тогда, когда ты идешь не своим путем: работаешь на нелюбимой работе, общаешься не с теми людьми или что-то делаешь не так. В свете любви и радости все встает на свое место: и служение и пост, и десятина и молитва… В целом расставляются приоритеты в духовной жизни, что-то встает на первый план, что-то на последний.
Когда в сердце избыток – хочется отдавать. Поневоле, скрепя сердце, мучаясь и не радуясь тому, что делаешь – разве это нужно Богу? Я не уверена. Ведь «доброхотно дающего любит Бог» (2 Кор 9:7), и хочет Он «милости, а не жертвы» (Мф. 9:13).
Возможно, я не права и меня можно оспорить. Но в моем опыте почти всегда было так, что если делаешь что-то через силу, то оно и не получается, и не приносит отдачи. Например, очень нужно кому-то помочь, а нет ресурсов: усталость, печаль. Что я тогда могу человеку дать, если я сама не наполнена? Вот и получается, что отдаешь то, что имеешь, то есть свои негативные эмоции.
Конечно, опять же можно возразить: а как же самопонуждение, ведь Святые отцы учили… Учили. Но мне в таких ситуациях не становится лучше. Подозреваю, как и тому, кому нужно помочь. И я не уверена, что то дело, которое ты делаешь через себя, как бы сквозь зубы, действительно является добрым. Но опыт у всех в подобных ситуациях разный, кому-то и удается идти к людям и набираться у них сил, ресурсов, вдохновения.
А иногда меня изнутри гложут сомнения: а ради чего я сейчас живу? Мне кажется, когда-то моя духовная жизнь имела центр, я была более горячая и ревностная и по-настоящему исполняла слова «ищите прежде всего Царствия Небесного, и все остальное приложится вам» (Мф. 6:33). Может быть, оно было несерьезно, неглубоко и по-неофитски восторженно. Сложно сказать. Но сейчас я какая-то перегоревшая: уже и трудно читать духовную литературу, нет интереса, молиться тяжелее раз в 100, чем раньше (и так-то сложно было, а еще и этот внутренний кризис…).
Ощущение, как будто ты идешь по пустыне. Внутри не только сухо, не хватает воды, но еще и вовне ты не видишь правильного направления. С другой стороны, хорошо, что я еще как-то иду, ползу и думаю о том, как правильно воплощать Божьи заповеди в жизни.
Одно из последних важных открытий – усталость от чувства вины. Не хочу верить в бога (специально пишу с маленькой буквы), который декларирует это чувство! Не верю, что наш Господь такой. Все Евангелие это опровергает. Да и что дает это дурацкое чувство вины? Я подчеркиваю: не раскаяние со «светлой печалью», а бесплодное самоедство. Плоды духа? Ну-ну, ага, сейчас же. А зачем тогда вообще себя пилить? Что это дает? Ничего. Просто у меня давняя привычка.
При этом я заметила: при своей «пилке дров», как я называю такие состояния, я ни разу не замечала в себе чего-то хорошего, только плохое, чего я не делаю или делаю плохо: плохо пощусь, плохо молюсь. Вывод: плохая христианка? Но это же нелогично!
Когда я начинаю сильно-сильно переживать о своей «недуховности» и «никчемности», то внутри ощущаю беспокойство, лишающее душевного равновесия. А ведь Господь говорил, что все познается по плодам, значит, нет смысла бесцельно пилить себя. Не каяться и меняться, а именно специально себя мучить. И когда я успокаиваюсь, то нахожу для себя какие-то простые, но при этом абсолютно неожиданные ответы.
Например, радоваться, помогать окружающим, заниматься любимыми делами, которые позволят приумножить мои таланты: танцами, пением, журналистикой…
Я думаю, что Богу угодно, чтобы мы были счастливы. Вот, например, что пишет Ф.М.Достоевский в романе «Братья Карамазовы»: «Для счастья созданы люди, и кто вполне счастлив, тот прямо удостоен сказать себе: “Я выполнил завет Божий на сей земле”». Ведь когда ты радостен, счастлив, занимаешься любимым делом, ты радуешь всех вокруг, даешь им силы, надежду. Это ли не христианство? Может, для меня все проще: не высокие духовные состояния, а вот такая проза жизни? Мы с одним священником говорили как-то о том, что радость требует гораздо бОльших внутренних усилий, чем какие-то внешние подвиги. И я чувствую, что такой путь мне ближе. И нам обещали, что «радости вашей никто не отнимет у вас» (Ин.16:22)! Унылое православие – это не для меня! Как можно славить и благодарить Бога с постной физиономией?
 
Запись Ода к радости впервые появилась Блог Предание.ру.

comments powered by HyperComments