Как понять чудо?

0
31

«Чудо как предмет мысли» — такая тема кажется парадоксальной. «Чудо» воспринимается как нечто априори нерациональное. Тем более интересны ниже приведенные попытки мышления о чуде, рационального разбора понятия чуда.

Лекции
В начале — лекции Алексея Осипова, всегда трезвые. Профессор Осипов осторожно расскрывает свои темы, предостерегая от прелести, фантазий, «увлечений». Разумеется, христианину не надо «искать чудес», «увлечение чудесами» — признак духовного нездоровья:
— Надо ли искать чудо
— О чудесах
— Чудеса и знамения
— Ланчанское «чудо»
Словари
Дольно большая статья из «Словаря библейского богословия»: чудо — действенное знамение Божие, чудо по отношению к вере, чудеса Иисуса — действительные знамения мессианского спасения, чудо и вера, Евангелие в свете Воскресения, время Духа Святого.

Еще одна словарная статья о чуде в Библии — из «Библиологического словаря» Меня. Здесь отец Александр кроме краткого разбора библейских чудес дает и краткое богословие чуда.

Чудо с точки зрения философии — большая систематическая статья Аскольдова, писавшаяся для «Энциклопедического Словаря Брокгауза и Ефрона».

Еще одна попытка философского разбора понятия чуда — встатье Аверинцева для «Философской энциклопедии», там можно встретить такую интересную ремарку: «В характеристику культурной ситуации, часто обозначаемой как «постмодернистская», входит распространение скепсиса также и на отрицание. Все чаще говорят не о чуде, а о «паранормальном». Поборнику религии труднее всего убедить современного человека не в том, что события, выходящие за пределы естественного, реальны, а в том, что они действительно что-то значат».
Статьи
«Миф есть чудо» — глава из шедевра Лосева «Диалектика мифа», возможно лучшее, что когда-либо писалось о чуде. Лосев сначала отбрасывает все предрассудки, намешанные вокруг чуда как у верующих, так и у атеистов, а затем дает строгий разбор чуда. Так, он указывает, что чудо не есть вмешательство Высших Сил (ибо ничто не происходит без Них), что чудо и наука не могут противопоставляться (ибо чудо как нечто происходящее на физическом плане будет «регистрироваться» наукой), что чудо — не есть нарушение законов природы и т. д. и т. д. Блестящий текст.

Святитель Игнатий (Брянчанинов) в своей беседе предостерегает от стремления к чудесам как проявления «плотского мудровствования». Он пишет:
«Стремление, встречающееся в современном христианском обществе, видеть чудеса и даже творить чудеса не должно быть оставленным без внимания. Это стремление нуждается в тщательном рассмотрении. Стремление к совершению чудес очень порицается святыми Отцами: таким стремлением обнаруживается живущее в душе и овладевшее душою самообольщение, основанное на самомнении и тщеславии».

В эссе «О чуде» Шмеман пишет:
«Одно из самых больших недоразумений между верующими и неверующими заключается в подходе и тех и других к чуду. Верующие очень любят ссылаться на чудеса, и создается впечатление, что вся их вера и основана–то только на «чудесах», на сверхъестественных явлениях. Верующие не понимают, что эти настойчивые ссылки на чудеса, эти рассказы о львах, роющих могилы для святых отшельников, о чудесных вмешательствах потустороннего в повседневную жизнь, о снах и видениях, — это все очень часто, вместо того чтобы убедить неверующих и привлечь их к вере, наоборот, раздражает их и настраивает против веры. Действительно, если бы в мире было столько видимых чудес — повсеместно, постоянно, ежедневно — как это выходит у некоторых верующих и в определенной религиозной литературе, то просто непонятно, как все еще существуют неверующие…
А с другой стороны, со стороны неверующих, это упорное отрицание чего бы то ни было «чудесного», неизменное желание не признавать, не видеть, не чувствовать, пускай и непонятных разуму, но несомненных прорывов в жизнь несказанного, необъяснимого, к одной таблице умножения несводимого, — также свидетельствует о какой–то страшной духовной слепоте и узости.»
И главное: «как бы мы ни определяли чудо, для христиан не вера от чуда, а чудо от веры».

Иоанн (Шаховской) писал в своем эссе«О чуде»:
«Знамение — громкий глас Божий, возвещающий, предостерегающий, указующий и поэтому явный и ко всем обращенный. Чудо, наоборот, есть нечто прикровенное, интимное.
И Спаситель, отказавшийся являть знамение, творил чудеса ежедневно, ежечасно. Это был поток любви, неудержимо истекающий от Того, Кто на земле являлся воплощенной любовью. Чаша сострадательной любви переполняла края и лилась свободным, сияющим потоком на малых, убогих, обиженных и страждущих во все время, пока стопы доброго Пастыря касались нашей убогой матери-земли.
А сейчас? Неужели же время чудес миновало? И Тот, Кто смертию смерть попрал, Кто победил мир, отвел от него Свою щедрую руку? Нет более чудес? Да кто это сказал Вам, братья мои? Кто возвел клевету на начало света?
Нет, есть чудеса: жизнь каждого человека сплошное чудо, потому что судьба его есть непрестанное действие Божиего о нас попечения и водительства. Не всегда это кажется ясным лишь потому, что заботы, печали и радости, из которых ткется ткань судьбы человеческой, мешают разглядеть ее узор.
Но в жизни каждого случаются минуты, когда, раздвинув чадный покров, мелькает ослепительной белизной рука Ведущего. Почему же не все умеют видеть? Почему, даже увидевши, забывают?»

Бердяев в «Философии свободы»доказывает, что чудо не противоречит науке, «ничего не доказывает», но является важнейшим элементом Замысла Божьего — Замысла о свободе:
«Чудо воскресения, как и всякое чудо, дано лишь для веры, для свободы. Те, что живут под исключительной властью мировых сил, для кого существует лишь принудительное и кто принимает лишь доказанное, те знают, что Христос умер, и не знают, что Христос воскрес. Если бы можно было доказать, что Христос воскрес, то чудо воскресения потеряло бы свой спасительный смысл, оно вошло бы в круговорот природной жизни. Весь смысл чуда Воскресения в том, что оно невидимо, недоказуемо, непринудительно, что оно всегда обращено к свободе человеческой любви человеческой. Чудо воскресения есть вещь невидимая, и обличается оно лишь верой. После акта веры открывается смысл вещей, рождается гнозис.»

Лега в «Основном богословии»пишет, что чудо проблематично не только с точки зрения науки, но и с точки зрения богословия:
«Что же такое чудо? Проблема, которая возникает из наличия в мире чудес, сводится не только к тому, что некоторые современные ученые не верят в то, что существуют чудеса, и, наоборот, вся наука основывается на том, что законы мира неизменны, и поэтому чудес не бывает. Наличие в мире чудес наталкивается, как бы это не казалось странным при поверхностном взгляде, на богословские проблемы. Ведь что такое чудо? Чудо, по богословскому взгляду на эту проблему, есть вмешательство Бога в ход событий. Но что же получается? Если мы прочитаем первую страницу Библии, то видим, что каждый день заканчивается словами: «И увидел Бог, что это хорошо», т. е. мир создан хорошо, но не с нашей точки зрения, а с точки зрения Бога. Зачем еще после этого вмешиваться? Вмешательство Бога означает, что в мире как бы что-то не доделано. Значит, мир был создан нехорошо. Тоже получается некоторая неувязка: или мир существует по каким-то своим независимым от Бога законам (такой неявный дуализм), или Бог создал мир так нехорошо, что каждый раз его будет переделывать, как автовладелец свой старенький «Запорожец», т. е. принципы, явно не вписывающиеся в стройную богословскую картину. Поэтому сложности возникают не только с научной точки зрения. Сложности возникают и с богословской точки зрения. И поэтому возникает всегда несколько крайностей».

Честертон в эссе «Драконова бабушка» как всегда остроумно доказывает, что верить в чудеса — «нормально», что чудеса присущи здравому смыслу.

Зеньковский о возможности и реальности чудес, о Воскресении Спасителя, о науке и чудесах пишет в своей «Апологетике».

Еще одна апологетическая заметка — Фиолетова:
«В христианском понимании чудо не может отождествляться ни с «противоестественными явлениями», ни с магическими действиями, пытающимися произвольно воздействовать путем «скрытых», «оккультных сил» на естественное явление. В чудесах, с христианской точки зрения, проявляется закономерность высшего порядка».

Паскаль в знаменитых «Мыслях» много писал о чудесах, лжечудесах и главным образом — о значении чуда для веры.
Книги
Льюис в своем трактате пытается прояснить понятие чуда, взвесить все «за» и «против». Надо сказать, что «Чудо» — последняя работа, написанная в форме трактата. Это ценная попытка разумно осмыслить само понятие чуда.
В начале 1948 в Сократическом клубе Льюис был наголову разбит в публичном диспуте о его книге «Чудо» с Элизабет Энском. Оттого что Энском была христианской, «своей» — было еще хуже. «Чудо» — последняя работа Льюиса с явным перевесом рациональной аргументации. Здесь представлен вариант «Чуда», переработанный Льюисом после провала на диспуте.
О цели трактата «Чудо» Клайв Льюис пишет: «Вот пример того, что бывает, когда мы, минуя философию, обращаемся к истории. В одном популярном комментарии к Библии вы найдете споры о том, когда написано четвертое Евангелие. Автор полагает, что оно написано после казни Петра, потому что Христос эту казнь предсказывает; а книга «не может быть написана до событий, о которых в ней говорится». Не может, конечно, если предсказаний не бывает. Если же они бывают, довод этот нелеп. Но автор даже не поставил такого вопроса. Он считает несомненным (пусть подсознательно), что их нет. Возможно, он прав; однако не история помогла ему это открыть. Он просто привнес свое неверие в исторический труд. Тем самым труд его совершенно бесполезен для тех, кому нужно знать, бывают ли предсказания.
Я задумал эту книгу как введение к историческому исследованию. Сам я не историк и не стану исследовать свидетельства о христианских чудесах; но я хотел бы подготовить к этому читателя. Бессмысленно обращаться к текстам, пока мы ничего не думаем о возможности и вероятности чудес. Те, кто в чудеса не верит, тратят зря время, глядя в тексты, — можно сказать заранее, что они там найдут».

«Чудеса Божии» Николая Сербского — книга, состоящая из коротких рассказов о чудесах. Некоторые чудеса свт. Николай взял из святоотеческих текстов, но большинство — случаи, произошедшие с современниками святителя.

«В защиту чудесного» (первая и вторая части) Аскольдова — подробный, четкий, систематический философский разбор понятия чуда.
Фильмы
«Слово» — религиозно-философский шедевр Дрейера, экранизация одноименной пьесы датского драматурга Кая Мунка.
Две семьи разделены религиозной враждой, и сразу понятно, что с Богом и Его Словом эта вражда не имеет ничего общего. В конце концов религиозная вражда рушит жизни героев и убивает одну из героинь и ее нерожденного ребенка.
В героях «Слова» воплотились разные типы религиозности. В конце один из «младших» героев стал атеистом, другой возомнил себя Христом…
Безумие Йоханнеса — главная загадка фильма: безумие ли это или юродство? Слова Христа, произносимые Йоханесом, воспринимаются героями как безумие. Поэтому фильм до его последней сцены кажется обвинением религии, убивающей «живую жизнь». Йоханес, считая себя Христом, приказывает умершей женщине воскреснуть — и ничего не происходит… Йоханес снова обретает разум. Казалось бы — «это всё». Но дочь умершей верит в чудо и просит Йоханеса снова произнести Слово…

Фильм «В твоих руках» Аннет Олесен многим не понравится. Это жесткая история про женщину-священника, снятая в эстетие Догмы-95. Но мы приводим его из-за точного попадания в нашу подборку — это мощное современное религиозное высказывание.
Анна поступает на работу священницей в женскую тюрьму. Там она встречает Кейт — великую грешницу и… святую чудотворицу. Это фильм о «всамделишней святости» и «всамделишном» грехе. Проблематика чуда здесь показана как нельзя удачней: чудо происходит, но приходится не по нраву людям и не толкает их к добру.
Запись Как понять чудо? впервые появилась Блог Предание.ру.

comments powered by HyperComments