Египетская танцовщица

0
8

Мария была красавица. Ох какая женщина. Роковая. Весь Египет был у ее ног. А там с роскошными женщинами никогда проблем не было. Самые богатые и знатные кавалеры бились за ее внимание. Помимо красоты, она обладала легким нравом, умением ублажить самого взыскательного собеседника и богатым жизненным опытом в постельных делах. Такой у неё был талант в этой области, что легенды ходили.

Мария сбежала из родительского дома в юных 12 и с тех пор уже 17 лет ежедневно предавалась самому распутному образу жизни.
Как говорится, из любви к искусству.
Но к этому сроку уже ничего для неё нового в Египте не было и она, повстречав на пристани корабль в Иерусалим, недолго думая села в него.
От скуки.
Без денег. Ну а зачем они мне собственно, думала Мария. Я своё пропитание заработаю с лихвой.
И заработала.
Матросов много. Молодые.
Ей скучно.
И по приплытии тоже продолжала привычный образ жизни. Корабль плыл в Иерусалим не просто так, а на праздник: нашли Крест Господень и к нему шли толпы на поклонение.
Мария в этом всем понимала мало, ей это вообще было не интересно и корабль для неё был очередным приключением.
Острыми ощущениями.
Но через время ей стало снова скучно и в этот раз немножко любопытно: что ж там за штука такая.
О чем все так шумят.
Она отправилась в храм.
И… не вошла.
И так пыталась и эдак. Словно невидимая стена стояла перед ней. Другие люди заходили без проблем.
Марию отбрасывало, словно мячик от сетки.
— Да что со мной не так? — взмолилась в отчаянии она. И Господь открыл ей. Она вдруг, вон там, прямо на ступенях, увидела все, что накопилось в душе с 12 лет. Убитую и истерзанную невинность, душу, которая была зависима от плотских удовольствий настолько, что потеряла всякий облик в погоне за очередной «дозой счастья».
Только тлен и пепел. Ничего живого.
И этот грех настолько заполнил ее, что не было там места для Благодати. Даже самого крошечного.
И поэтому, именно поэтому, она не могла войти. Не могла вместить.
И Мария зарыдала. Горько. Страшно. Безнадёжно.
На входе, у ступеней, была икона Богородицы.
Мария обратилась к Ней. Со всем отчаянием и сокрушением: помоги! И Она разрешила той прийти к кресту в храм. И на вопрос что дальше указала путь: иди за Иордан.
Мария пошла. По дороге в монастыре исповедовалась, причастилась и взяла три хлебушка.
И ушла в пустыню.
За Иордан.
Быть с Богом.
Больше о блуднице Марии никто не слышал.
Ходили разные легенды, одна невероятней другой. Ее поклонники пытались найти сведения о бывшей зазнобе. Но тщетно. Мария исчезла.
Прошли годы. Мир потихоньку шёл своим чередом. Ее имя забылось.
И, наверное, никогда бы не всплыло, если бы почти полвека спустя один пожилой монах не встретил в пустыне подвижника.
Это в то время были такие супермонахи, которые несли подвиги, непосильные обычным людям, и получали за это благодать.
Когда монах приблизился к нему в надежде получить благословение и наставление, подвижник убежал.
Монах взмолился:
— Ты видишь, я старый и никудышный бегун. Сжалься, Божий человек. Выйди, благослови.
Подвижник остановился и сказал:
— Я не могу. Я женщина, и одежда моя давно истлела. Но оставь плащ на этом месте, я прикроюсь, и мы поговорим.
Монах удивился. В пустыню шли только самые духовно и физически сильные молитвенники. Женщине этот подвиг считалось невозможно осилить. Но сделал, как было уговорено.
Подвижник пришёл. Вернее, подвижница. Она была седа, с темной от солнца кожей и удивительными дарами Духа.
Во время молитвы она поднималась над землёй.
Могла ходить по воде.
Назвала монаха по имени и обладала глубокими богословскими познаниями.
Монах взмолился:
— Кто же ты, достигшая такой близости с Богом?
Она ответила
— Великая грешница.
Мария.
И рассказала ему историю. О египетской куртизанке. О храме.
О том, как через время закончились хлеба. И вода. И истлела одежда. И она была голодна несколько дней, окоченев от холода или с ожогами от солнца лежала без сил. День и ночь. Сорок семь лет.
И все это время она молилась. И Господь дал ей удивительные дары.
И открыв монаху будущее их дальнейшей встречи через год, они расстались.
Через год монах вернулся ее причастить.
Ещё через год нашёл тело. Надпись на песке, обращенная к нему, показала, что умерла она в тот же день.
И тело было нетленно год в жаре.
Когда же старец с отчаянием подумал: как же копать могилу без инструмента, пришёл лев и сделал это.
Совершенно ошеломлённый монах вернулся домой и все рассказал братии. А те записали.
И с тех пор в Церкви нет более почитаемой святой, чем Мария Египетская.
Вплоть до того, что единственный раз в Типиконе есть указания читать ее житие прямо во время службы. Чтобы вы поняли, насколько это невероятное дело, представьте себе, чтобы, например, на Олимпиаде вместе с флагом и гимном одной стране публично зачитывали Конституцию.
Потому что, несмотря на то, как глубоко была она в грехе, один взгляд на себя, одно решение измениться — и всё. Сорок семь лет не сворачивала.
Да, мы банальную диету начинаем с понедельника, но не этого, а следующего.
Мужественное желание оставаться позитивной весь день улетает после сломанного ногтя, стрелки на колготках и пролитого кофе.
Обязательно ляжем пораньше. Завтра. Сегодня уже поздно.
И так каждый день. Мы не можем изменить себя в мелочах.
Это трудно. Это неудобно. Это непривычно.
Так было и вроде жили. Чего напрягаться?
А вот были люди.
Особенно одна египетская танцовщица.
С необычайной силой воли увидеть главное и ради него оставить все.
И вопрос не в пустыне.
Вопрос в желании.
Быть лучше.
Стать лучше.
Уйти от старых привычек.
И в этом весь пост.
Запись Египетская танцовщица впервые появилась Блог Предание.ру.

comments powered by HyperComments