Детали Страшного судопроизводства и миссия

0
9

 
Достаточно ли для спасения просто помогать людям, как говорит притча о Страшном Суде? Размышляет игумен Петр Мещеринов
Мария Кикоть, автор “Исповеди бывшей послушницы” дала интервью сайту “Ахилла”. Я не буду разбирать интервью Мария Кикоть или тем более полемизировать с ней. Но вот одна цитата привлекла моё внимание:
«Даже если Бог есть, и есть страшный суд в итоге — что с того? Судя по Евангелию, нравственное поведение к окружающим — это все, что с нас спросят на том же страшном суде, если он все-таки состоится. Остальные опции, необходимые верующим, вроде непоколебимой веры и покаяния чуть ли не до смерти, досочинили уже святые отцы церкви намного позже Христа, чтобы было чем шантажировать верующих и отличать их от остальных людей».
Теперь отрешимся от автора цитаты, от интервью и нового сайта и порассуждаем вот на какую тему. Вчера была Неделя о Страшном суде — и действительно, во всех проповедях на разные лады обыгрывалось то, что сказала Мария. А нецерковные люди — уж тем более «западают» на этот евангельский отрывок. Я помню свой разговор десятилетней давности с человеком, живущим… как бы это сказать помягче… нецеломудренно, но занимающимся благотворительностью. И человек хороший, на самом деле. Так вот, он, ссылаясь на этот евангельский текст, доказывал мне, что с ним всё в порядке.
Но ведь это не всё, что сказано о Суде. Есть общий принцип: чтобы узнать, что говорит Писание о том или ином предмете, нужно собрать все соответствующие места Писания. Да и саму 25-ю главу от Матфея, где говорится о Страшном суде, нужно рассматривать обязательно целиком (не читал и слышал ни одного проповедника, который бы так делал). Если мы пойдём этим путём, то увидим следующие три ступени:
1) «Верующий в Сына Божия не судится» (Ин. 3, 18); «Истинно, истинно говорю вам: слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную, и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь» (Ин. 5, 24); «Блажен и свят имеющий участие в воскресении первом: над ними смерть вторая (т.е. Суд) не имеет власти» (Откр. 20, 6). Это значит: истинно верующие во Христа и реализовавшие эту веру в своей жизни от Суда освобождаются. Это же соответствует и первой притче 25-й главы Матфея — у кого есть елей, тот до Суда входит на брак, и прочее его уже не касается. Так что вера (в цитате Марии Кикоть) — это не досочинённая отцами опция, а необходимое евангельское возвещение.
2) Вторая ступень — многочисленные апостольские наставления христианам, то есть верным, то есть верующим. Например: «Или не знаете, что неправедные Царства Божия не наследуют? Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники — Царства Божия не наследуют. И такими были некоторые из вас; но омылись, но освятились, но оправдались именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего» (1 Кор. 6, 9-11). Ещё раз повторю: это Апостол пишет к членам христианской общины, которые в жизни своей, следуя за Христом, непременно должны проходить через те или иные искушения. Если они пренебрегут своим христианским достоинством, то они Царства Божия не наследуют. Этому соответствует вторая притча 25-й главы Матфея — о талантах. Можно приумножить талант, а можно и «профукать» его.
3) Ну и, наконец, наша притча об овцах и козлищах. Тут очевидно, что речь идёт о всех народах, о язычниках, которые вообще-то Господа впервые видят. И вот к ним Господь действительно применяет самую низкую планку требований. И по идее все проповеди на этот текст для христиан должны содержать два наставления: а) что и для христиан эта планка, разумеется, необходима — потому что без этого не может быть никакой веры, поскольку вера действует любовью, и она не есть мёртвая вещь (Гал. 5, 6; Иак. 2, 20); б) но при этом для христиан она, во-первых, далеко недостаточна, потому что есть ещё и §§ 1 и 2, а во-вторых, христианин не может себя оправдывать тем, что он отринул веру и покаяние и довольствуется только исполнением того, что Господь требует от язычников. «Ибо если, избегнув скверн мира чрез познание Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа, опять запутываются в них и побеждаются ими, то последнее бывает для таковых хуже первого. Лучше бы им не познать пути правды, нежели, познав, возвратиться назад от преданной им святой заповеди» (2 Петр. 20-21).
Итак, мы сталкиваемся здесь с недостатком того, что Карл Барт называл «возвещением Церкви». На примере сегодняшнего церковного толкования истины о Страшном суде мы видим, что многосторонняя истина Евангелия не возвещается в полноте. Поэтому люди и не знают ничего о вере Христовой. Я думаю, если бы Марии вместо «Лествицы» было изначально преподано «точное изложение христианской веры» (не Дамаскина, а такого, которое до сих пор не составлено ещё православной церковью), — то и жизнь её была бы совсем другой.
И вообще здесь общий и важный вопрос, касающийся проблемы расцерковления. Почему люди, расцерковляющиеся от властолюбивых игумений (и правильно, от них и надо расцерковляться), так скоро и легко отказываются от Самого Христа, проскакивают, так сказать, в обратном движении главную и самую важную точку? Потому что не было этой точки в том, что предлагалось людям в качестве церковного возвещения.
Так что, дорогие церковные товарищи, не ругайте «Ахиллу» и Марию Кикоть. Лучше позаботьтесь о том, чтобы церковное возвещение было таким, какое оно должно быть.
 
Запись Детали Страшного судопроизводства и миссия впервые появилась Блог Предание.ру.

comments powered by HyperComments